?

Log in

No account? Create an account
lolita

Ее натура — это сплошная стихия, рамки своего поведения ЛОЛИТА устанавливает сама. Мне всегда были интересны многочисленные ПАРАДОКСЫ в судьбе этой яркой, талантливой женщины. Она из тех, кого жизнь всё время ПРОВЕРЯЕТ НА ПРОЧНОСТЬ, но в ней самой определенно заложен ген победителя.

Лолита, мы решили сделать твою фотосессию в классическом интерьере. Тебе это близко, или ты любишь минимализм?
Я в современном интерьере жить не могу категорически. Мне кажется, это какое-то разрушение психики. Наверное, сказывается то, что мне приходится много путешествовать. Все сегодняшние гостиницы — хайтековские, минималистские. Поэтому хочется, чтобы дома было что-то, в чем уже заложена жизнь. Нет, я не коллекционирую антиквариат, ведь я не сижу на нефтяных деньгах. Я так, собираю милые безделушки, которые коллекционерам обычно не нужны. Вот, например, ледница 1903 года. Когда я ее увидела впервые, не поняла, что это за необычный такой предмет. Оказывается, раньше их использовали в поездах — ставили стаканчик и подавали напиток пассажирам. Еще у меня есть вещица, в которую за обедом собирали рыбьи косточки. В свое время бабушка учила меня, сколько вилок, ножей и ложек должно быть на столе во время обеда, с какой стороны что должно лежать. Но я всё это забыла и прекрасно ем из кастрюли. А когда я увидела эту вещь, то поняла: о такой жизни скучала моя бабушка.

А ты пользуешься этой вещицей?
Нет. Она у меня одна, а их должно быть, вероятно, шесть штук. Просто этот предмет создает тепло в квартире. Еще у меня есть коллекция чашек. С точки зрения коллекционеров, она не бог весть какая. Но для меня она очень ценная...

Понимаю тебя. Я тоже коллекционирую чашки — с названиями городов.
Буду знать, что тебе дарить! Моя коллекция началась с чашки, которую я купила в Саратове в антикварном магазине. Она стоила 100 долларов — для меня это были огромные деньги, но я влюбилась в эту чашку. Позже, приехав в свой любимый город Львов, я снова прошлась по музеям — в школе мы прогуливали уроки именно так. В одном из музеев я увидела сервиз польского короля и поняла, что у меня чашка из такого сервиза. Мои чашки не стоят за стеклом, абсолютно все они находятся в употреблении — например, когда приходят гости.

А гости часто приходят?
Сейчас — нет.

Почему?
У меня на гостей нет времени и сил. Желание иногда возникает, но очень быстро проходит. Потому что я наперед знаю: значит так, сейчас я простою у плиты, потом, когда все будут есть, я снова буду стоять у плиты, разогревать, подавать, буду носиться с рюмкой, ни разу не присяду. Затем начну всё это убирать, мыть. А наутро мне еще видеть гостей, которые остались ночевать.

Но послушай, есть же такое модное понятие, как кейтеринг.
Знаю, но не люблю. Если бы я жила в замке имени Максима Галкина, конечно, мне нужен был бы кейтеринг и некоторое количество дом­работниц, проживающих непосредственно со мной на одной площади. А у меня им жить негде.

Маленькая квартира?
Нет, она не маленькая. Просто я не выношу, когда у меня кто-то останавливается с проживанием — не могу, не перевариваю. Да и сама в гости последнее время особо не хожу: это же надо что-то приличное надевать. Выбираю тех гостей, к которым могу прийти в спортивном костюме.

Ты так любишь спортивные костюмы?
Очень! Я перестала любить всё вечернее. Когда поправилась, перестала влезать в свои красивые, элегантные платья, а ноги перестали воспринимать каблуки. И зачем я буду что-то придумывать, бегать по магазинам, покупать одежду на размер больше, чтобы выглядеть более худой? У меня на это нет времени. Кроме того, мне скоро пятьдесят, меня уже во всем видели, в 41 год я дважды была секс-символом страны. Этого вполне достаточно, чтобы потешить самолюбие и все женские амбиции.

Ну хорошо, а желания похудеть не возникает?
Нет. Я считаю, что это глупо. Я же не безобразная. У меня всё есть: и талия, и пропорции, и с лицом всё в порядке. На пляже мужчины молодые еще подходят, так что всё нормально. Я была худой большую часть своей жизни, весила пятьдесят шесть килограммов. Поправилась я года в сорок три. Врачи сказали, что так мой организм отреагировал на то, что я много лет не давала ему отдохнуть. Произошел сбой в системе обмена веществ, в частности перестали перевариваться углеводы. Я ем один раз. В день выступления это суп — мой директор буквально вливает его в меня за три-четыре часа до концерта. И салат — больше я ничего съесть не могу. Если я дома, то могу приготовить себе кусок мяса, или блины, или голубцы.

Так тебе и диета никакая не нужна.
Не нужна. Я решила не насиловать свою психику никакими быстрыми похудениями. Это очень вредно — так мне сказали врачи. Кстати, когда я весила пятьдесят шесть килограммов, то пела плохо. Да что там плохо, просто не пела: маленький диапазон голоса, не хватало опоры, не было выносливости, я дико уставала во время концертов. Сейчас диапазон распетый, широкий, на низах мясистый и сочный. Да и уставать во время концерта я стала меньше. Так что мне мой вес необходим.

Это здорово. Вообще надо уметь любить себя таким, какой ты есть.
Абсолютно! Правда, поняла я это поздно. Двенадцать лет ходила к психологу-астрологу Леокадии Галактионовой. Потрясающая женщина, умница. Я понимала, что самонедостаточность на мне дурно сказывается. У меня было очень много комплексов. Я всегда считала себя некрасивой — спасибо моему бывшему партнеру, он сделал для этого всё возможное.

Ты имеешь в виду…
…того, который был со мной в дуэте «Академия» и с кем у меня был самый длительный брак. Даже и не брак в чистом виде. Это был рабочий брак, который гораздо сильнее, эмоциональнее, функциональнее, чем просто отношения между мужчиной и женщиной. Правда, и я нанесла пару ударов по его самолюбию — каюсь, это случилось по незнанию и неопытности. Но он никогда не смог бы добиться этого результата, если бы изначально родители проявляли огромную любовь ко мне. Они просто не умели проявлять эту любовь. И теперь, когда я научилась анализировать жизнь, то перестала обвинять других людей, и мне стало легче общаться. Я понимаю, почему сказана та или иная фраза. Я не совершаю дурных поступков по той причине, что знаю цену расплаты.

Насчет родителей — сильное признание.
У родителей была очень сложная жизнь, они много работали, гастролировали. Папа был конферансье и концертным директором, у него был свой джаз-бэнд. Мама — певица, она пела всё: эстрадную музыку, джаз, романсы. У нее могло быть большое будущее, если бы папа не эмигрировал в Израиль. Он оказался одним из тридцати шести первых репатриантов, прибывших в Израиль. Отец был знаком с Голдой Меир (экс-премьер-министр Израиля. — Прим. ОК!) — она училась в Киеве вместе с моей бабушкой. И вот когда папа уезжал, всем уже было не до проявления любви ко мне. Для того были причины: семья жила в постоянной истерике и безденежье, нас третировало КГБ, потому что мы были неблагонадежными. Хотя неблагонадежность моей семьи заключалась только в том, что папа однажды прочел монолог про грязные ялтинские пляжи. За это его лишили звания заслуженного артиста, а также трехкомнатной квартиры в Ялте — мы должны были вот-вот ее получить. Ко всему прочему Екатерина Фурцева (тогдашний министр культуры СССР. — Прим. ОК!) подписала приказ, согласно которому моему отцу запрещалось выступать со своим джаз-бэндом. Маме не оставалось ничего другого, как днем петь в мюзик-холле, а по вечерам — в варьете, чтобы содержать всю семью. А тут еще у отца на нервной почве случилась какая-то почечная блокада, и он стал инвалидом. В Израиле у него не сразу всё наладилось, денег особо не было, хотя ему и предоставили работу в джазовом оркестре на телевидении. Он учил иврит, потом вместе с партнером открыл первый русский ресторан в Израиле — «Самовар». Партнер его кинул — папа оказался непригоден ни к какому бизнесу, кроме шоу-бизнеса. Видимо, в него я такая же.

Прямо сюжет для кинофильма. Сложная семейная ситуация надломила тебя в детстве?
Я была маленькая и, только повзрослев, стала понимать, какая драма происходила у моих родителей. Тогда же меня интересовало другое: будет ли папа присылать мне из Израиля посылки, буду ли я прилично одета — это всё, чего мне хотелось. Осознанно папины письма я перечитала недавно. Я храню их все: письма, открытки. Он описывал мою дорогу в школу, березки, белочек. А мне казалось: что за бред? Терпеть не могу эту дорогу в школу! И почему белочки? Гораздо важнее было где в посылке жвачка. Ну а чего еще можно было ждать в то время от меня, учившейся в 4-м классе? Мне было плевать на их разборки, я ненавидела происходившее в семье по той причине, что на мне срывали раздражение. Теперь я их понимаю.

Они не должны были так поступать, но я их понимаю.
Если бы в детстве было много любви в самом примитивном ее проявлении — с убаюкиванием, поглаживаниями, со словами о том, какая я красивая, хорошая девочка, то и к выбору партнеров в жизни я относилась бы иначе. Я же постоянно почему-то оказывалась в положении женщины, которая говорит: «Спасибо, что подобрали! Знаете, я всё могу: и шить, и вышивать крестиком, и, если надо, побелить и покрасить. И дрель могу себе на Восьмое марта подарить. Вы сидите, я всё сделаю сама! Спасибо, что вы со мной!» Я допустила грубейшую ошибку, что позволяла так относиться к себе. Но мой ребенок ее не совершит. Ева растет совершенно в другом мире. Для чего я читала труды гениев, слушала психолога и других умных дяденек и тетенек?! Для того, чтобы мой ребенок рос самодостаточным и счастливым.

Но твоя дочь живет на расстоянии от тебя — в Киеве, с бабушкой.
Это абсолютно не имеет значения. Ребенок чувствует, любишь ты его или нет, во всем: в твоих словах по телефону, в прикосновении при встрече. Когда я приезжаю к ней, тискаю все время, сплю с ней. Она точно знает, что мама ее любит. И что мама не просто так отсутствует, а зарабатывает — на ее жизнь, на обу­чение. Вещи ее не интересуют: мы с бабушкой радуемся, когда удается уговорить мою дочку надеть какое-то красивое платье. Она делает это одолжение, когда мама приезжает. А так у нее джинсы, кроссовки, угги. Ева считает: «Не трогайте меня, мне должно быть удобно». Я сейчас такая же: длинные платья, макияж, грим — это всё только на сцене. Поймите меня, люди, и не трогайте! Я не хочу расчесываться, я тридцать лет простояла с этой расческой, с плойками и вытяжками. Дайте мне отдохнуть, наплюйте и не обращайте на меня внимания.

На тебя невозможно не обращать внимания! Ты громкая, яркая, эмоциональная.
Такая я на сцене. А еще в корсетных платьях, очень опрятная, всегда с маникюрчиком. Перед выходом на сцену прошу моего директора Эдика посмотреть, как я выгляжу, и вперед. Я ему доверяю абсолютно, мы вместе работаем уже восемь лет, он стал частью моей души. Эдику доверяет и моя мама: если я после концерта в Киеве не успеваю забрать дочь, прошу Эдика. Моя мама доверяет ему ребенка. Более того, именно Эдику моя мама жалуется на меня. Эдик может и меня пожалеть.

Какие отношения у вас с мамой сейчас?
Сложные отношения в прошлом. Я ее люблю и принимаю такой, какая она есть. Она родилась в голодные годы войны. Ее мама — голубых кровей, отец — убежденный коммунист и умница. Она выросла на стыке исторических событий. Мама очень переживала, что ее карьера не сложилась. А ведь у нее были задатки стать очень популярной.

Представляю, как мама радуется твоим успехам.
Сейчас да. Но когда я начинала выступать, мама говорила, что я пою ужасно. Она считала, что должна судить меня как профессионал. Но мне-то хотелось, чтобы она ко мне относилась как мама. Когда родители разъехались, я оставалась у бабушки, папиной мамы. Бабушка могла заснуть и забыть, что я во дворе. Помню, всех моих друзей родители забрали домой, а я сижу во дворе. Времени половина одиннадцатого, уже темно. Набралась смелости и вошла в темный подъезд, где все лампочки перегорели. Я была не такой уж и большой, чтобы не бояться… Такие моменты меня как раз и закалили, иначе я бы не достигла того, что у меня есть… Поэтому я маму жалею, люблю и уважаю. Сейчас она обрушивает всю свою любовь на внучку, называет ее дочкой. Я не ревную и говорю, что у меня две дочки: старшенькая — мама, младшенькая — Ева. Мама такой же мой ребенок, которого, бывает, надо и пожурить. Я спокойна и мне радостно, что у меня двое детей.

Когда-то мама сказала, что ты ужасно поешь. А ты, судя по всему, продолжала верить в себя. Это отличное качество.
Я недавно, Вадим, обратила внимание: когда иду вперед, то не воспринимаю негативных оценок. Сольную карьеру во второй раз я начинала в тридцать семь лет, после развода с дуэтом «Академия». Я подходила к коллегам, спрашивала: у меня получится? Они вяло отвечали «да», а за спиной слышалось: «Сбитый летчик». В меня практически никто не верил. Разве что Алла Борисовна сказала, что у меня получится. Я начала снова петь после того, как развелась. Появилось ощущение абсолютной свободы и четкое понимание: от того, что я сейчас сделаю, зависит мой кусок хлеба. Вообще я всегда выходила замуж по любви. И все мои отношения — тоже по любви. Даже если наутро это ощущение исчезало. В этом нет ничего плохого, во мне очень много было любовного потенциала. Слово «любовь» для меня в основном означало страсть, носило физиологическую подоплеку, характеризуя бурную, неуемную скорпионью натуру. Теперь всё намного спокойнее. Любовь предполагает больше духовного начала, нежели физиологического.

Гармония достигнута?
Сейчас да. Если бы я знала, что мне попадется такой муж, как Дима, я бы встречала его у роддома — он на двенадцать лет меня моложе. Люди бывают зрелые и незрелые, и это не зависит от возраста. Мне повезло. Мне достался человек, которому интересно развиваться. Мы живем уже три с половиной года, и он постоянно ищет новые книги, духовные лекции посещает.
Хочу спросить тебя вот о чем. Наверняка в семье ты лидер и главный добытчик. Это не задевает самолюбие мужа?
Мне нравится, что в нем есть полноценность: он чувствует себя добытчиком и старается. Просто есть вещи, которые нельзя купить, — внимание, забота, отношение, прощение. Дима дает мне ощущение внутреннего покоя. Он делает всё для того, чтобы мне было комфортно психологически, душевно, морально. Нет таких денег, за которые это можно приобрести. Дима достаточно зарабатывает, чтобы обеспечивать себя, содержать своего ребенка от первого брака, помогать родителям. Мы подписали брачный контракт, и то, что я зарабатываю, всегда мое. Подарки он, как настоящий мужчина, мне делает. Но я никогда не оценивала подарки по их стоимости. Наоборот, если мне дарят что-то дорогое, оно в моих глазах тут же теряет свою ценность.

Скажи, а на какой почве могут происходить нестыковки с мужем? Наверняка такое случается.
Очень редко, за три с половиной года мы раз пять поругались. Ну как поругались… Сегодня ты спишь в детской, и всё. Так Димка там лучше даже высыпается! Нестыковки бывают. Вот сейчас он на меня очень обиделся за то, что я, будучи на гастролях в Белоруссии, не зашла к его маме хотя бы на пятнадцать минут. Я объяснила: «Дим, ты же знаешь, что мне перед концертом надо спать. Потом два часа репетиция, затем концерт на два двадцать. Потом переезд километров триста, и для меня каждые пять минут отдыха на вес золота». Дима никак не может понять, что перед концертом для меня никого не существует — ни мамы, ни дочки, ни близких родственников. Я запрещаю всем накануне концерта приносить мне плохую информацию. А вот когда отпела, то пожалуйста. Он вроде бы и чувствует, но всё равно обижается. Так мы и поругались.

Надолго?
На одну ночь. Ночевали на даче: я пошла спать на второй этаж, он остался на первом. А утром просыпаюсь: вся посуда помыта, всё чистенько, и сам ведет себя так, будто ссоры не было. И нет в этом никакой меркантильности.

Несколько лет назад ты с удовольствием рассказывала, что сделала пластику лица.
Что значит «с удовольствием»? Я просто считала, что в этом нет ничего особенного! Кардинально я ничего не меняла. Ты посмотри: ни одного шрама. Мой друг, пластический хирург Андрей Искорнев, как-то заметил: «Ты двадцать лет по работе каждый день красишь веки, тратишь на грим лица полтора часа. Верхние веки стягиваются, давай это исправим, уберем лишнюю кожу век?» Я говорю: «Хорошо, только не меняй разрез глаз». И в следующий раз грим занял полчаса. Я облегчаю работу людям и себе. Еще хирург «оживил» мне губы: пока я была под наркозом, взял часть моего природного жира из подбородочной части и вкачал в губы. Я спросила, не буду ли выглядеть как женщина-окунь. Он успокоил: «Нет, я тебе добавил твой же жир».

А подтяжки себе делала?
Тот же хирург сказал мне, чтобы до пятидесяти лет я к нему не заявлялась. А недавно увиделись с ним снова. Говорит: «Слушай, похоже, тебе и в полтинник приходить не надо». Спасибо маме!

Мы с тобой недавно беседовали по телефону, у тебя был совершенно осипший голос. Ты говоришь, что работать приходится много. А где силы восстанавливаешь? Где эта точка опоры?
Я уезжаю, если есть возможность, на дачу в подмосковном Дорохово. В моем неэлитном поселке я должна всё делать своими руками, там домработницы нет. Вот тогда и восстанавливаюсь. А когда выехать на дачу не могу, просто беру книжечку и начинаю читать — что угодно. В такие минуты чувствую, что та структура, которая называется душой, подпитывается, перестает быть истощенной.

Как ты реагируешь, когда говорят: Лолита на сцене вульгарная, пошлая, безвкусная?
А еще есть люди, которые говорят: Лолита на сцене интеллектуальная, свободная, страстная и не дура. И кого слушать? Людей, которых ты очень уважаешь в профессии и знаешь, что они объективны. Алла Борисовна, например, делает три метких замечания — не в бровь, а в глаз. Но это настолько профессиональные замечания! Я тут увлеклась чтением биографий гениальных людей. Читаю и понимаю: да я просто цветик-семицветик на их фоне! Эти люди такое творили, подвергали себя саморазрушению. И кто-то восстанавливался, брал себя за волосы и вытаскивал. А кто-то не вытаскивал, потому что не считал это нужным. И это позиция. Как говорил Бунин, «я же не червонец, чтобы всем нравиться». Да и какой смысл нравиться всем?

lolita3lolita2lolita1lolitalolita4lolita5


Автор: Вадим Верник
Фото: М.Королев; Fotobank; Л.Кудрявцева
В новом номере журнала "ОК!" №27 (344) :
Лолита о причинах отказа от диет,секретах счастливого брака и о том,кого она считает своим вторым ребенком.

Журнал ОК! №27 (344)

Спрашивайте в киосках и магазинах города.
Я нашла лучшую химчистку для своей одежды,и это - "Pulito". Рекомендую!
http://www.pulito.ru
В прямом эфире радио и телеканала «Комсомольская правда» наша ведущая Елена Афонина вместе с выигравшей суд против ТСЖ Лолитой Милявской и профессиональными юристами выясняют, как найти управу на зарвавшуюся управляющую компанию.



Афонина:- Мы приветствуем всех наших радиослушателей и телезрителей. Ушедший 2012 год запомнился в том числе и тем, что власти Москвы проверили все ТСЖ – Товарищества собственников жилья. В Мосжилинспекции сообщили, что ликвидировано 46 процентов товариществ собственников жилья. У 71 процента были найден грубейшие нарушения. В итоге из 8148 столичных ТСЖ, зарегистрированных на пике создания, в 2010 году, в 2013 таковых может остаться всего лишь три с половиной тысячи. А те, кто уже попал в лапы этих липовых ТСЖ, как из них вырваться с минимальной экономической и финансовой потерей. Каким образом нам с липовыми и прочими ТСЖ воевать, если такую войну разворачивать нужно, какие здесь есть уловки и хитрости – об этом мы сейчас и поговорим. В нашей студи находится непримиримый борец с ТСЖ, певица Лолита Милявская. Лолита, здравствуйте.

Милявская:- Здравствуйте. Спасибо, что пригласили.

Афонина:- За ваш героизм большое вам спасибо. Когда один суд следует за другим – это невыносимо.

Милявская:- Семь судов было.

Афонина:- О перспективах и о сегодняшнем дне поговорим чуть позже. В студии с намиуправляющий партнер юридической фирмы «Юст», вице-президент Федеральной палаты адвокатов, председатель правления ТСЖ Юрий Пилипенко. Здравствуйте.

Пилипенко:- Добрый день.

Афонина:- Также в студии юрист юридической фирмы «Юст» Игорь Костенников. Игорь, здравствуйте. Лолита, на какой стадии находится ваше дело? Не так давно все радовались: Лолита выиграла очередной суд.

Милявская:- Я думаю, то юристы сейчас подтвердят мою правоту. В нашей стране можно выиграть суд, а вот дождаться исполнения решения суда очень сложно. Я думаю, что я как раз в такой стадии, которая закончится следующей стадией судебных разбирательств. Потому что закон, увы, настолько несовершенен, и настолько никто не хочет его исполнять. Есть параграфы, где один противоречит другому. Жилищный кодекс – чему-то. К сожалению, я за полгода не записала ни одной песни, потому что я пила валокордин, коньяк. Потому что я не привыкла к судопроизводству. Для меня это удар по психике. Люди, с которыми я столкнулась, ничего не боятся. Им настолько плевать. И в те органы, в которые мы обращались, мне повезло, что я артистка, спасибо прессе, и вам спасибо за поддержку, никто из обычных людей сделать ничего не может. Они проигрывают суды, приносятся липовые простыни, где надо подписать « я за ТСЖ». Мне принесли в суд бланк, и сказали «ваша подпись» я говорю, не моя подпись. Мне сказали в суде: «у вас плохо с памятью». Все подделывается, все везде липа. Я когда поняла, какие это деньги, если воровать. Я понимаю, что вы встали у руля своего ТСЖ, чтобы минимизировать расходы, лаже та ставка правительства в 25 рублей, ее вполне хватает на обслуживание дома. Мне говорят: она живет в элитном доме, а хочет по ставке правительства. Во-первых, у меня не элитный дом. У меня эконом-класс. Привести его в порядок по ставке правительства ничего сложного. Если по ставке правительства, допустим, точно не помню цифры, сказали, что дом могут обслуживать за 2 миллиона рублей в год, то наше ТСЖ – за 11 миллионов. Представляете, эта дельта колоссальная. Люди ведут себя настолько по-хамски. Притом, что я выигрывала суды, при том, что уже выиграла апелляцию. Два последних суда – подала на ликвидацию, как юрлицо выиграла суд. Понятно, будет апелляция. Мое последнее признание протоколов собрания ТСЖ признано недействительным. Понятно, что будет апелляция. Дом не обслуживается. Растут долги по коммуналке. Кто-то не платит. Долги есть у ТСЖ. Они платили себе зарплату, а коммуналку они не платили. Мне повезло. Я плачу напрямую за тепло. Договорилась, что в свете этой конфликтной ситуации жильцы могут оплачивать напрямую свои расходы. Но это отнимает столько здоровья, столько нервов. Я пока не вижу конца и края. Мы собрали всю базу доказательств, адвокат. Света моя все собрала. В следственный комитет отдали. Не вызывают. Один раз вызвали. Не вызывают. Потом Света звонит: «Чудным образом ваше дело ушло в Таганский РУВД. Мы сами не понимаем». В Таганском РУВД нет даже отдела по экономическим преступлениям. Каково же было мое изумление, когда из Таганского РУВД мы нашли свое дело у участкового, который вообще не имеет к этому отношение, у которого нет образования, и тогда нехитро намекнули на определенную сумму: тогда будем заниматься.

Афонина:- Как вы прокомментируете? Мы слышим, что виток за витком это дело набирает обороты. Конца и края этому делу нет.

Пилипенко:- Я Лолите сочувствую. Она абсолютно права: это отнимает такое количество времени, сил и нервом, что ни одному доброму человеку ты не посоветуешь оказаться в этой ситуации.

Милявская:- Юра, скажите, что я не соврала.

Пилипенко:- Вы не соврали. Но у меня есть с вами определенное несогласие.

Милявская:- Вы в целом по ТСЖ не согласны?

Пилипенко:- Я за ТСЖ. Потому что в нашей стране, в любой стране есть два способа выживания людей. Либо они сами организуют свое выживание, либо этим занимается государство. Уверяю вас, что если этим будет заниматься государство, лучше не станет все равно.

Милявская:- Вы не правы.

Пилипенко:- Весь опыт советской власти, периода развития жилищных коммунальных товариществ, обществ, говорит о том, что если жильцы сами хотят жить немножко лучше, чем обычной в хрущевке или блочном доме, то приходится самим самоорганизовываться, в том числе добывать какие-то деньги путем добровольной сдачи денежных средств для закупки цветочных горшков, для того, чтобы консьержей нанять, видеокамеры поставить. Государство за это платить не будет. Будут платить жильцы. Вам очень сильно не повезло, и не только вам. Я думаю, вы не единственная в таком бедовом положении. Потому что в Москве и в России строительный бум. Эти ТСЖ, которые ликвидированы частично или еще остались – отрыжка строительного бума. Застройщик создавал липовые ТСЖ, и это ТСЖ организовывало сбор денег. Куда девались эти деньги, вы совершено правы, неизвестно. Лично я оказался председателем ТСЖ помимо своей воли. У меня есть чем заниматься в этой жизни, кроме как руководить ТСЖ.

Милявская:- Вам проще, вы юрист.

Пилипенко:- Да у меня времени нет этим заниматься. Когда я столкнулся с порядком организации в своем доме, понял, что что-то нужно менять, и самый лучший способ – возглавить это дело. Удалось поменять одну управляющую компанию, выгнать ТСЖ липовое, его ликвидировать. Создали, наконец, свое ТСЖ. Я председатель. Вознаграждений получаю ни копейки. Мои коллеги-юристы чуть ли не ежедневно занимаются проблемами ТСЖ безвозмездно. Находятся жильцы, которые этим тоже не довольны, которые говорят: давайте нам отчеты, куда вы дели наши 35 рублей с квадратного метра.

Милявская:- Вы даете?

Пилипенко:- Пока три месяца работаем. Не успели еще наработать и нахозяйствовать на отчет. Даже пока позитивного результата пока никакого предъявить не можем. Кроме того, что уменьшились платежи за обслуживание лифтов, чуть-чуть уменьшили плату за вывоз мусора. Где-то пытаемся экономить деньги. Хотя я понимаю, что если мы хотим жить красиво, то придется рано или поздно повышать отчисления с квадратного метра каждого жильца.

Милявская:- Тут я с вами не согласна. Есть куча управляющих компаний. Достаточно хороших. Я эти дома видела. В них живут мои друзья. Обслуживаются из расчетной ставки 25 рублей. И если жильцы хотят покрыть мрамором свой подъезд, люди скидываются на единоразовое. Это не все время 35. А у меня в доме 56 и ничего не происходит. И отдельно еще гараж, за который с каждого собрали по трешке евро за место якобы за ремонт. И, председатель ТСЖ, собирая на меня компромат, когда я расписывала фломастером доску их почета, когда мне лифт отключали, выдрали жесткий диск из камеры. Но теперь собирают со всех на камеру. Я пошла к пожарникам. Недавно был пожар, все забито к чертовой матери. Но пожарники, видно, денежку получили, поэтому никто не занимается пожарной сигнализацией. Есть компания, мы ее хотим, очень много жильцов в доме, которая обслуживает ряд домов с хорошей репутацией.

Пилипенко:- Так почему не возьмете?

Милявская:- Пришли мы к этой компании. Не буду называть, чтобы не было неприятностей. Но назову другие две фамилии. Она сказала: с удовольствием взяла бы вас. Удивительный человек. Все настолько прозрачно. Заходи на сайт, смотри любой дом: расходы, доходы, счетчики общие, счетчики тепла – все есть. Она говорит: «Мне там (я понимаю, где – там) сказали, что если я возьму ваш дом, мне дотации снимут». Есть женщина по фамилии Анжаурова, это ГУИС. На Таганке управа, там еще одна женщина сидит. Две дивных женщины. Понятно, что все схвачено. Этот круг замкнут.

Пилипенко:- Из ваших слов следует, что у вашего дома есть какие-то дотации.

Милявская:- У нашего дома ничего сейчас нет.

Пилипенко:- А, управляющая компания.

Милявская:- Дело в том, что ТСЖ создало свою. А оно управлять не умеет. В подвале моего дома живут пара мужиков с Украины или Молдавии. Я не хочу, чтобы мной управляли люди, которые не понятно, где, что. Говорит: лифт не работает. Человек, который занимается ТСЖ, зная, что у меня, например, подъем цемент, вынимается какой-то чип. Лифт не работает. Когда приезжает милиция, она говорит: не работает.

Пилипенко:- Это безобразие.

Афонина:- Поскольку мы понимаем, что ситуация, в которую попала Лолита, одни из миллиона ситуаций. Я хочу напомнить, что в начале этого года Пресненский суд Москвы удовлетворил иск ТСЖ «Дом со львами на Молчановке» к дочери Иосифа Кобзона – Натальи Рапопорт-Кобзон о взыскании более миллиона рублей задолженности. Дочь певца должна оплатить ремонт фасада дома, услуги охраны за четыре года.

Милявская:- Вы будете смеяться, эта же женщина, которая против Кобзона, тоже из моей же схемы. Вера Григорьевна ее зовут.

Афонина:- Я хочу спросить уважаемого Игоря. Мы понимаем, что эту ситуацию, к сожалению, никто не отменял. Когда, как сказала Лолита, возникают некие расходы, которые почему-то должны оплачивать все, каким образом отследить целесообразность этих расходов. И нужны ли они вообще этому дому. И в последствии можно ли отследить, действительно ли деньги пошли именно на то, на что должны пойти.

Милявская:- Расходы, конечно, нужны. К примеру, ТСЖ выносит на собрание ремонт крыши – 3 квадратных метра, полтора миллиона рублей. Объясните, почему я должна участвовать в полтора миллионах рублях, в трех ремонтах? Хорошо, то будет стоить 250 условных единиц с гидроизоляцией. Я уже в курсе цен.

Костенников:- Каждый собственник ТСЖ, каждый собственник помещения в доме, не важно, является он членом ТСЖ или нет, имеет право обратиться напрямую в ТСЖ, которое осуществляет управление домом, и потребовать досконально разбивку, какая копеечка идет на какую сумму.

Милявская:- И никто ничего не дает.

Костенников:- Потому что есть так называемы перечень работ и услуг, который входит в так называемый обязательный перечень, который установлен Постановлением правительства и другими подзаконными актами.

Милявская:- Суд просит: принесите документы. А они говорят суду: пошла ты.

Пилипеко:- Это жильцы вашего дома?

Милявская:- Да.

Пилипенко:- Неужели их больше половины?

Милявская:- Костяк, человек шесть, которые за всех подписываются.

Пилипенко:- А остальные? Безразличие?

Милявская:- А есть безразличие. Потому что часть людей имеют это, как второе-третье жилье, там не живут. Кто-то сдает, кто-то живет за границей. Мы списываемся. Суд посылают, а вы хотите, чтобы меня не послали. Вчера пришел жилец и говорит: мне нужна справка. На его глазах рвут заявление, говорят: а нас ликвидировали. Вы понимаете что происходит? Никому нет дела.

Пилипенко:- Вам не повезло. Не повезло, очевидно, большому количеству людей.

Милявская:- 90 процентам.

Пилипенко:- Но другого способа нет.

Милявская:- Есть. Совет дома.

Пилипенко:- Не работает. Какая разница? В Совете дома возьмет большинство та же самая группа людей, захватит большинство в Совете дома, и вы окажетесь примерно в таком же положении, как и в ТСЖ.

Милявская:- Нет. Нам нужно выбрать управляющую компанию. С Советом дома в основном все уже согласились.

Пилипенко:- ТСЖ имеет право само нанять управляющую компанию, и не хозяйствовать на объекте самостоятельно.

Милявская:- Своих же и наняло. А нам такое не надо. Весь дома не хочет уже ТСЖ.

Пилипенко:- Не ТСЖ виновато, а система организации в индивидуальном случае. Вы говорите о проблемах ТСЖ как будто вся проблема из-за этой формы организации. Это не так.

Милявская:- Форма организации позволяет воровать.

Пилипенко:- Все равно что женщина вышла замуж, ей не повезло с мужем один раз, второй, третий. Они говорит: давайте отменим институт брака.

Милявская:- Что многие и сделали.

Пилипенко:- Потому что все, что у меня было в этой жизни, все не работает. На самом деле дело не в этом.

Милявская:- Вы хороший. Идите ко мне.

Пилипенко:- Переезжайте в наш дом, у нас есть пара свободных квартир.

Костенников:- Лолита сказала, что ТСЖ в текущем виде позволяет воровать. Управляющие компании также многие не чисты.

Милявская:- М согласны.

Костенников:- Управляющая компания, не важно, государственная она или частная, это коммерческая организация. И ее основная цель – извлечение прибыли из вашего дома.

Милявская:- Я не против. Только все разумно должно быть.

Костенников:- А если в органах управления ТСЖ участвуют непосредственно жильцы, которые заинтересованы в том, чтобы их дом развивался, не будут пускать эти деньги к себе в карман. Они будут пускать деньги на развитие дома.

Милявская:- Вы рассказываете утопический социализм. Я училась в институте, мне про то всю плешь проели.

Костенников:- В вашем случае нужно добиться ликвидации этого ТСЖ.

Милявская:- Мы добились.

Костенников:- И создать свое.

Милявская:- Мы не хотим создавать.

Пилипенко:- Наймите управляющую компанию.

Милявская:- Мы хотим управляющую компанию и Совет дома, который контролирует компанию. И мы нашли хорошую компанию. У нас есть старший по дому. У нас есть управляющая компания, которой мы предъявили претензии и требования. У нас так все вылизано и отремонтировано, нет слов. Просто компанию поставили на место.

Пилипенко:- ТСЖ не виновно в этом. Я вам расскажу вкратце свою историю. Когда я заинтересовался проблемами своего дома, как раз была попытка создать ТСЖ. Я пришел на собрание, посмотрел на странных своих соседей. Понял, что в экономике процесса они ничего не понимают. И сказал: ребята, ТСЖ сейчас создавать нельзя. Половина квартир не заселена. Платить придется всем нам за пустой дом. Поэтому давайте найдем управляющую компанию, у которой много объектов и которая сумеет эти расходы растворить в своих доходах-расходах и так далее. Мы так и сделали. Отказались на первом этапе от создания ТСЖ. Нашли управляющую компанию. Управляющая компания за год потеряла все объекты, которые были у нее в управлении, в виду, наверное, неудачного хозяйствования. Остался один наш дом. За это время все жильцы заселились, начали платить Выяснилось, что 90 процентов жильцов готовы платить за пользование своим жильем. И тогда, я понял, время и необходимо создавать ТСЖ. Мы убрали эту компанию, у которой был генеральный директор. Создали ТСЖ. Управляющего из этой компании переманили к себе. Пока беды не знаем. Хотя здесь проблема не в том, что закон плох, а в том, что в вашем случае этот закон применяют по-хамски. С вашими интересами не считаются. И вам не удается собрать большинство жильцов дома, заинтересовать их. В этом проблема.

Милявская:- Люди сначала ко мне присматривались. Им сначала объясняли, что мне не хватает пиара, поэтому я делаю эту акцию. А теперь люди поняли, что я реально говорю: это так. Света говорит: посчитали, дайте документы. А их нет. А здесь липовая бумажка. А вы расписывались? Нет. Так сказали большая часть дома. Сейчас мы бережем свои листочки, потому что они пытаются. До собрания все время приходят левые люди без документов, рассказывают, что они собственники. А технология одинакова. У них несколько домов.

Афонина:- Здесь важна личность председателя ТСЖ. Потому что бывают такие истории, когда человек вводит товарищество в дикие долги, его переизбирают, а потом не понятно, кто эти долги будет возвращать.

Пилипенко:- Лучший кандидат на должность председателя ТСЖ – отставной военный, лучше всего – полковник, который нигде не работает.

Афонина:- После Оборонсервиса начинаешь в этом сомневаться.

Пилипенко:- Там военные самые невиновные оказались. Человек, у которого нет другой работы, и он может совмещать проживание в доме с хозяйствованием в подъезде своем, соседнем. Но таких людей мало. Это же классический образец. И которые, самое главное, понимает в движении денег.

Афонина:- Что в этой ситуации делать?

Пилипенко:- Два варианта. Если в доме не обнаружено жильца-собственника, который а) вызывает доверие всех жильцов, б) умеет хозяйствовать, нужно нанимать управляющую компанию через ТСЖ. Не обязательно ТСЖ ликвидировать.

Милявская:- нет, мы уже добились.

Пилипенко:- Если уже добились, это ваш путь.

Милявская:- Если бы я была, я бы сказала: гори все, зачем мне все суды, а я бесплатно работаю, а вы меня не цените. Они так цепляются. Там же нежилые помещения, там же кормушечка. Посчитайте эту дельточку. Там такие денежки. Понятно, что часть идет управе, часть ГУИСу. Все находятся в долях. Сдаются какие-то квартиры, которые еще никому не принадлежат, а они почему-то стоят за какими-то фамилиями. А по государственному реестру они пустые. Там для уголовного дела ….

Пилипенко:- Не институт брака виноват, в данном случае не повезло.

Милявская:- Тогда должны были быть оговорки в законе.

Афонина:- У нас остается две минуты.

Милявская:- Это очень мало для такой передачи.

Афонина:- Эфирное время, что делать. У меня просьба к вам, Юрий и к вам, Игорь. Пожалуйста, давайте кратко, схематично дадим рекомендации людям, которые только задумываются, создавать ли им ТСЖ. И если они попали в неприятные ситуации, куда идти и где искать выход.

Пилипенко:- Я по поводу создавать ТСЖ или Совет дома. Это не имеет принципиального значения. Если в доме живут все жильцы, квартиры все заняты, с большинства квартир получаются деньги за коммунальные услуги, то создаете вы ТСЖ или Совет дома большого принципиального значения не имеет. Создав ТСЖ вы можете нанять управляющую компанию, через Совет дома и решение общего собрания вы можете нанять управляющую компанию. Просто у управляющей компании прибыл должна быть, иначе хозяйствовать невозможно. А ТСЖ не имеет права по закону извлекать прибыль и куда-то ее направлять. Вся заработанная копейка, в том числе на сдаче нежилых помещений в аренду, должна направляться на интересы дома, на общее имущество.

Милявская:- Это идеальный вариант, но этого ни у кого нет, кроме вас.

Пилипенко:- Это беда правоприменения и конкретной ситуации.

Афонина:- Мы сегодня попытались поговорить, как найти управу на ТСЖ.

Милявская:- Люди, пишите письма президенту. Если мы его сейчас завалим письмами, поверьте, толк будет. По крайней мере, в одном отдельно взятом участке Москвы толк произошел. Сверху дали по башке, мне пересчитали все тарифы.

Пилипенко:- Люди, занимайтесь своей судьбой самостоятельно.

Милявская:- Да.

Афонина:- Я уверена, у нашей аудитории остались вопросы, на которые вы хотели бы получить ответы. Если вам нужна юридическая помощь и поддержка, обратите внимание на то, что 31 мая, в День российской адвокатуры, юридическая фирма «Юст» при поддержке Парка имени Горького организует на открытой площадке кинотеатра «Пионер» общественную приемную, где любой желающий может получить бесплатную правовую помощь по любому вопросу. Время проведение консультация с 17 до 19 часов.

Уважаемый господин мэр!

Пишет вам гражданка России, жительница столицы. Хочу отчитаться перед Вами о проделанной работе на ниве борьбы за правое дело.

Президент нашей страны как-то сказал (цитирую не дословно, но, надеюсь, смысл уловила): граждане, не поощряйте коррупцию, не давайте взяток, и что-то про откаты. Я и не даю!

Вступив на путь борьбы с «родным» ТСЖ (товариществом собственников жилья), все делала по закону. Когда стало понятно, что столкнулась с хорошо организованным «предприятием» по отъему денег у населения, по совету адвоката и предложенной мне государством схеме я наметила свой правозащитный путь.

Первое, что мне предстояло сделать, — написать заявление участковому инспектору с жалобой на самоуправство людей, препятствующих моему посещению собственного жилища и ремонту в нем. ТСЖ решило установить порядок допуска собственников к квартирам: кто им платит членские взносы, тот и ходит. Я не стала. Участковый Еременко выслушал все внимательно, снял показания, пожаловался на маленькую зарплату, и... все. Памятуя о совете «не давать», я не стала повышать ему зарплату за свой счет. И дело так и осталось под сукном.

Ну, думаю, ничего. Участковый человек маленький, что с него взять? Пойду дальше. Пришла в районную Мосжилинспекцию (ее придумали, как раз чтобы разбираться с такими случаями). А параллельно мой адвокат Светлана установила, что ТСЖ в доме создано незаконно и в его ряды никто заявление о вступлении не писал. Несмотря на это, я свою подпись там увидела, но мне объяснили, что у меня плохо с памятью...

Мосжилинспекция смотрела на меня с сожалением, ничего не обещала, жаловалась на маленькую зарплату и практически ничего не сделала. Но я не стала повышать ей зарплату, так как посчитала, что не за что.

Пока я ждала своей очереди в суде, дай, думаю, со всей собранной доказательной базой в УБЭП пойду — их же все боятся! Там меня выслушали, повздыхали, показали куда-то вдаль уставшей рукой со словами: «У нас такими делами все полки завалены». Пожаловались на маленькую зарплату и... Вы все уже, наверное, поняли.

Я обратилась в прокуратуру своего района. Там не жаловались на зарплату, смотрели без сожаления и... три месяца ждали ответы на объективно поставленные вопросы к ТСЖ. ТСЖ нисколько не испугалось, документы не присылало, даже написало жалобу на прокурора: мол, по какому праву с нас что-то требуют? Прокурор обиделся, и мировой суд оштрафовал председателя ТСЖ «Таганская площадь» Кузнецову на 15 тысяч рублей.

Тем временем суды (а их, включая апелляции, было шесть!) мы с моим адвокатом выиграли. Вооружившись судебным решением о признании протокола о создании ТСЖ недействительным, я думала: ну, ВСЕ. Но не тут-то было!

Решение суда никто и не собирался исполнять. Наоборот! Теперь жильцам отключают лифт, не дают вносить мебель в свою отремонтированную квартиру, требуют по 150 тыс. рублей за включение лифта, даже открыто угрожают, что придет некий «крутой» жилец и просто морду набьет! Я, слава богу, его пока не видела, но одного соседа он для острастки уже отделал.

Потихоньку некоторые мои соседи решили: ну его, этот проклятый дом. Одни продают квартиры, другие отдают деньги в несуществующую структуру, боясь прогневить современных швондеров. Странно все это и как-то дико...

Также очень хотелось узнать, кто обслуживает в нашем доме лифты. (Мне падать высоко, живу на 14-м.) Мостехнадзор ответил на запрос просто: у нас на балансе ваши лифты не стоят, ничего проверять не будем, произойдет несчастный случай — тогда и обращайтесь. Точка. Это практически дословный ответ. Может, у них зарплата маленькая? Но я и не думала повышать.

Теперь, думаю, обращусь-ка в управу, уж она-то точно для жильцов создана! Импозантная женщина средних лет, глава управы госпожа Ясенкова, собравшая нас с противниками за круглым столом, не глядя в судебные документы, начала мне рассказывать, как это здорово — жить в эпоху ТСЖ! Я пыталась ей показать квитанции об оплате своей квартиры. Что раньше, до их прихода, было 15 тыс. рублей в месяц (у меня немаленькая площадь), а теперь — без коммунальных платежей 60 тысяч! Но она меня, кажется, не слышала. На зарплату не жаловалась, смотрела — не буду говорить как. Попеняла, что я в центре, на Таганке, живу. Сказала, что своим ТСЖ довольна, и намекнула, что недовольные могут найти жилье в другом месте. А напоследок внесла не признанное судом ТСЖ «Таганская площадь» в реестр управляющих компаний г. Москвы.

Как говорится, и смех, и грех. Но самое, пожалуй, смешное — это два почтовых отделения, которые оказались замешаны в этой истории. Я знала, что зарплата там маленькая, но не успела повысить. И ко мне перестала приходить корреспонденция! Нет ни писем, ни судебных повесток, ни извещений о проведении внеочередных собраний по вопросам избрания способа управления домом. Пришлось позвонить в комитет по коррупции на почте — оказывается, есть такой! Теперь почта корреспонденцию доставляет, но смотрит откровенно недобро.

Уважаемый мэр, что Вам еще рассказать? Ко мне приходят кипы писем с криками о помощи! Мне даже показалось, что суды против ТСЖ выиграла одна я. А что я могу? Поэтому и пишу Вам с надеждой на Ваше вмешательство и защиту прав граждан. Не у всех же есть деньги на адвокатов. Точнее, у большинства их нет.

Повышения цен на энергоносители практически были бы незаметны, если бы с нас просто взимали их по тарифам и нормативам. Если бы законодательно умерили аппетиты ТСЖ, а еще лучше — отменили их как неудачный эксперимент, предложив жильцам создать совет дома. Это тоже самоуправление, но без расчетного счета.

В ходе судебных процессов мой адвокат Светлана Ботонькина, которая, к ее чести сказать, теперь бесплатно консультирует полстраны по этому вопросу, нашла четыре существенных недочета в жилищном законодательстве и готова поделиться ими с представителями власти.

Я очень надеюсь, что Вы нас услышите!

С уважением,
не заслуженная официально, но, надеюсь, заслужившая уважение
певица Лолита МИЛЯВСКАЯ.